«ВО ВЕСЬ ГОЛОС»

«На тринадцатом году революции я нахожусь под впечатлением, что мне нужно помочь в работе. Выставка  «20 лет работы»– это не юбилей, а отчет о работе. Я требую помощи, а не возвеличения несуществующих заслуг»

Любовь сродни революции. Так же до красноты раскалена и так же безжалостна. Одно отличие – не так бессмысленна.  

В 1929 – 1930 году давление на Маяковского всё усиливается. Неприятие много из того что происходит в стране заглатывает его до дрожи. Кто-то говори даже, что Маяковского постоянно знобит от ужаса содеянного. Откровенная травля в прессе вызывает сильную депрессию. Жизнь устраивается совсем не так как мечталось. Ничего не изменилось. Новые господа только уже с партийными билетами восседают за такими же большими столами и к ним, так же как и раньше не пробиться, а их хамство и цинизм не знает границ. Можно попробовать объяснить это сложностями социалистического строительства, которому мешают бюрократы и новоявленные царьки, но смотреть на то в какую уродливую бабу превращается некогда юная и такая прекрасная мечта становится всё невыносимее.

Друзья Маяковского один за другим начинают покидать Россию. Маяковский же продолжает стоять памятником самому себе, на века приговорённый к пытке смотреть на то, как высокие идеалы оборачиваются так называемым «парадоксом Шарикова», как всё вокруг опошляется массовой ленью, цинизмом и бездарностью. И фраза о том, что зло - это добро, пришедшее к власти, становится так понятна. Маяковский откровенно указывает на то, как десять лет назад все нынешние партийцы были полны идеалами революции, а теперь представляют из себя дешёвых, алчных, обрюзгших любителей красивой жизни за чужой счёт, а народ как ходил без штанов так и ходит.  Звучит бесстрашное свидетельство поэта, Маяковский называет своё время окаменевшим дерьмом …

​Далее приведён отрывок стихотворения Владимира Маяковского «Во весь голос», так как он звучит в песне Андрея Петрова.

 

Уважаемые товарищи потомки!
Роясь в сегодняшнем
окаменевшем дерьме,
наших дней изучая потёмки,
вы, возможно, спросите и обо мне.

 И, возможно, скажет ваш учёный,
кроя эрудицией вопросов рой,
что жил-де такой певец кипячёной
и ярый враг воды сырой.

Профессор,
снимите очки-велосипед!
Я сам расскажу о времени и о себе.
Я, ассенизатор и водовоз,
революцией
мобилизованный и призванный,
ушёл на фронт
из барских садоводств
поэзии — бабы капризной.

Засадила садик мило,
дочка, дачка, водь и гладь —
сама садик я садила,
сама буду поливать.
Кто стихами льёт из лейки,
кто кропит, набравши в рот —
кудреватые Митрейки,
мудреватые Кудрейки —
кто их к чёрту разберёт!
Нет на прорву карантина —
мандолинят из-под стен:
«Тара-тина, тара-тина, т-эн-н...»

Неважная честь,
чтоб из этаких роз
мои изваяния высились
по скверам, где харкает туберкулёз,
где блядь с хулиганом да сифилис.

И мне агитпроп в зубах навяз,
и мне бы строчить
романсы на вас,—
доходней оно и прелестней.
Но я себя смирял,
становясь на горло
собственной песне.

Слушайте, товарищи потомки,
агитатора, горлана-главаря.
Заглуша поэзии потоки,
я шагну через лирические томики,
как живой с живыми говоря.

Я к вам приду
в коммунистическое далеко
не так, как
песенно-есененный провитязь.
Мой стих дойдёт
через хребты веков
и через головы поэтов
и правительств.

 Мой стих дойдёт,
но он дойдёт не так,—
не как стрела
в амурно-лировой охоте,
не как доходит к нумизмату
стёршийся пятак
и не как свет умерших звёзд доходит.


Мой стих трудом
громаду лет прорвёт
и явится весомо, грубо, зримо,
как в наши дни вошёл водопровод,
сработанный ещё рабами Рима.

Мы открывали Маркса
каждый том,
как в доме собственном
мы открываем ставни,
но и без чтения
мы разбирались в том,
в каком идти,
в каком сражаться стане.

Мы диалектику учили
не по Гегелю.
Бряцанием боёв
она врывалась в стих,
когда под пулями
от нас буржуи бегали,
как мы когда-то бегали от них.

Пускай за гениями
безутешною вдовой
плетётся слава
в похоронном марше —
 умри, мой стих,
умри, как рядовой,
как безымянные
на штурмах мёрли наши!

Засадила садик мило,
дочка, дачка, водь и гладь —
сама садик я садила,
сама буду поливать.
Кто стихами льёт из лейки,
кто кропит, набравши в рот —
кудреватые Митрейки,
мудреватые Кудрейки —
кто их к чёрту разберет!
Нет на прорву карантина —
мандолинят из-под стен:
«Тара-тина, тара-тина, т-эн-н...»


Жизнь это всегда проигранная игра. С этим высказыванием можно спорить, можно предать ему разные обрамления и направленности, отнестись к ней философски или даже зарифмовать. Но на смертном одре люди почему-то не говорят о политике, о деньгах, о поэзии и творчестве - не говорят ... Большинство просто сожалеют о том что потратили так много времени на дешёвые глупости, вместо того что бы щедро дарить себя, своим детям, родным и любимым.

Поэма, способная по-настоящему зазвучать только после самоуничтожения автора,— неважная поэма. Оркестровка поэмы «Во весь голос» предполагает неизбежный финальный выстрел — без него, увы, всё разваливается. «Вступление в поэму», которую Маяковский не представлял и вряд ли собирался писать, оказалось вступлением в смерть, прологом финальной драмы. После такого текста остается только покончить с собой — самоубийство входит в его композицию неотъемлемой частью, вся вещь служит постаментом будущему бронзовому памятнику.

 

Песня "ВО ВЕСЬ ГОЛОС"

Стихи: В. Маяковский, 1929 год

Музыка: А. Петров, 2017 год

В стихотворении "Во весь голос" Владимир Маяковский обличает современников, обращается к потомкам. На глазах Маяковского гибли идеи революции. Равнодушие общества, не желающего решать возникающие проблемы, угнетало его.


Стихотворение написано в декабре 1929 года. Это вступление к ненаписанному произведению, которое поэт планировал посвятить первой советской пятилетке.

Песня Андрея Петрова "Во весь голос" написана в 2017 году. Песня обладает хорошим рок и даже блюз потенциалом, который может быть раскрыт в коллективном исполнении произведения. Акустическая версия входит в состав альбома Андрея Петрова "Флейта-позвоночник" (Архангельск, 2018 год) с ней вы можете познакомится ниже, а версия электрическая должна появиться в 2020 году.

Аккорды песни "Во весь голос":
вступление: долго A |
D | E
припев: A | D | A | E | D | A | E
куплет: A | D | A | E | D | A | E

Памятник Маяковскому
 
 

"ВО ВЕСЬ ГОЛОС"

Поэма, способная по-настоящему зазвучать только после самоуничтожения автора,— неважная поэма. Лучшие сочинения Владимира Владимировича Маяковского способны обходиться без биографического контекста (собственно, они его отменили — почему биография и стала выглядеть такой, какой нравилась Маяковскому, а подлинная совершенно ушла в тень).


Маяковскому удалось обмануть многих. Даже стойкие недоброжелатели Маяковского делают исключение для его последней поэмы «Во весь голос». Пастернак, напрочь отрицая всё его позднее творчество, всё-таки оговаривался: «За вычетом предсмертного и бессмертного документа «Во весь голос»». Правда, поэма здесь названа «документом» — так что, возможно, автору «Людей и положений» важна не столько его художественная ценность, сколько бесстрашное свидетельство поэта о своей обречённости, о тупиковости избранного пути. Лиля Брик, записавшая в дневнике 13 ноября «Володе стало лень писать стихи» (одной строкой, без комментариев — но можно представить, чего ей стоила эта констатация), 26 января восторженно повторяет: «Нравится!!! Нравится!!!» — это «Володя прочёл первое вступление в поэму». Что-что, а уж вкус у неё был.


В перестроечные времена, когда Маяковского низвергали с плебейской безоглядностью, раздавались голоса, что вот, мол, перед смертью заговорил-таки своим голосом и обнаружил истинный уровень. На что Карабчиевский был суров даже к лучшим текстам Маяка,— а и его пробило: «Как бы мы ни относились к содержанию этих стихов, мы не можем не признать их поразительной силы, их абсолютной словесной слаженности. Безошибочно верно выбраны в поэме все интонационные переходы, все акценты расставлены с безоговорочной точностью, достойной великого мастера. Яркость словесных формулировок доведена до высшего пилотажа, почти все они сегодня входят в пословицу». И далее: «Самое поразительное в этой поэме — то, что в мире оболочек она совершенна. Более, чем какое-либо другое произведение, она наводит на мысль о «нечеловечьей магии», о некоей сверхъестественной силе, наполняющей пустые исходно слова. <…> Ни образный, ни смысловой подход не выявят главного в поэме: направленного, мощного потока энергии, почти не связанного с содержанием слов, а как бы проносящегося над ними и захватывающего всё, что попадется в пути. Это уникальное произведение, где каждая строчка крылата и нет ни одной правдивой, производит жуткое впечатление».


Ну уж, ну уж.

Заблуждения более наивного (и более объяснимого) в истории русской литературы, пожалуй, нет. «Во весь голос» — одно из самых слабых произведений Маяковского. Поэма, способная по-настоящему зазвучать только после самоуничтожения автора,— неважная поэма.

Быков Дмитрий Львович
«13-й апостол. Маяковский: Трагедия-буфф в шести действиях»

Хочется вас познакомить с удивительным миром который создал Вадим Демчог в радио передаче «Френки шоу». Сотни сыгранных жизней. Послушайте!  Владимир Маяковский в исполнении неподражаемого Фрэнки:

 
 
  • VK Share
  • YouTube
  • Facebook

©2020 Андрей Петров