"ЗАБЛУДИВШИЙСЯ ТРАМВАЙ"

НИКОЛАЙ ГУМИЛЁВ, 1919 года
АННА АХМАТОВА, 1921 год

Текст песни
"Заблудившийся трамвай"


Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.

Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.

Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.

Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.

А в переулке забор дощатый,

Дом в три окна и серый газон…

Остановите, вагоновожатый,

Остановите сейчас вагон!

Всё расхищено, предано, продано,
Черной смерти мелькало крыло,
Все голодной тоскою изглодано,
Отчего же мне стало светло?

Днём дыханьями веет вишневыми
Небывалый под городом лес,
Ночью блещет созвездьями новыми
Глубь прозрачных июльских небес,-

И так близко подходит чудесное
К развалившимся грязным домам…
Никому, никому неизвестное,
Но от века желанное нам.

Где я? Так томно и так тревожно
Сердце моё стучит в ответ:
Видишь вокзал, на котором можно
В Индию Духа купить билет?

Понял теперь я: наша свобода
Только оттуда бьющий свет,
Люди и тени стоят у входа
В зоологический сад планет.

И всё ж навеки сердце угрюмо,
И трудно дышать, и больно жить…
Машенька, я никогда не думал,
Что можно так любить и грустить.

Машенька, ты здесь жила и пела,
Мне, жениху, ковер ткала,
Где же теперь твой голос и тело,
Может ли быть, что ты умерла!

А в переулке забор дощатый,

Дом в три окна и серый газон…

Остановите, вагоновожатый,

Остановите сейчас вагон!

Премьера песни "Заблудившийся трамвай" состоялась в марте 2020 года. Рок версия, исполняемая полным составом группы FMDost. Акустическая версия песни "Заблудившийся трамвай" исполняется на сольных концертах Андрея Петрова.

В песне звучат два стихотворения. "Заблудившийся трамвай" Николая Гумилёва это первое, а второе - "Всё расхищено, предано, продано..." Анны Ахматовой. Аккорды песни в обмен на комментарий в группе #FMDost ВКонтакте   ; )   Послушать и скачать песню "Заблудившийся трамвай" можно ниже:

 
 
 

Николай Гумилёв и Анна Ахматова

Николай Гумилев – пожалуй, единственный русский поэт, убитый на взлёте. То ли Божественный умысел, то ли – сбой. Не понятно. Погиб, как Лермонтов. Глупая смерть. Смерть в результате личного вызова, немного похожая на самоубийство. Николая Гумилёва не должны были, в общем-то, арестовывать по несуществующему Тагансовскому заговору. Лермонтова не должны были убивать на дуэли, которую он сам инспирировал, и которая не имела реального повода. Много общего у Николая Гумилёва и Михаила Лермонтова.

Николай Гумилёв – глубочайший, сложнейший поэт двадцатого века. Анна Ахматова называла его поэтом духовидцем.

Александр Блок говорил: «Всё-таки Николай Гумилёв удивительный человек. Все ездят отдыхать в Париж, а он в Африку. Все ходят в шляпе, а он – в цилиндре. Вот и стихи у него такие – в цилиндре».

Гилберт Кит Честертон под впечатлением от общения с Николаем Гумилёвым говорил: «Русский человек – милейший человек. Но если после разговора с вами он выйдет в окно, а не в дверь, вы, пожалуй, не очень то и удивитесь».

С самого рождения Николай Гумилёв отличался двумя чертами. Во-первых, уверенностью в своей ранней, героической смерти, к которой он относился весело, которую он старательно приближал, возможно, искал. Видимо потому, что был абсолютно твёрдо уверен, что со смертью ничего не кончается. Во-вторых, отсутствием физического страха. Например, не умея скакать на лошади, он пытался брать барьеры, причём, падал с каким-то мазохистским удовольствием.  Писал Анне Ахматовой: «На рысях я уже легко вскакиваю на лошадь без седла, а вот в аллюре пока не получается». Он пытался повторять все цирковые трюки, это всегда заканчивалось падениями. Но никогда он не отказывался повторить неудачный трюк, напротив, как правило, он с непонятным для окружающих упорством всё это повторял. Точно так же он просился в самые опасные разведки, участвуя в первой мировой войне.

Николай Гумилёв по природе своей организатор. Создатель направлений и школ.

«Любовь – это когда вас любят все, кроме той, которая вам нужна» - фраза Николая Гумилёва, понравившаяся Владимиру Маяковскому. И это действительно так. Ведь с первого взгляда между Николаем Гумилёвым и Анной Ахматовой возникала нелюбовь. Нелюбовь с первого взгляда – гораздо более продуктивная вещь для поэзии, чем может показаться. Во всяком случае, чем взаимная любовь. 

Анна Ахматова в те времена была не загадочной и вечно печальной девочкой, которой она позже старалась казаться. Анна Ахматова была человек изумительного веселья и замечательного едкого остроумия. Стоило Осипу Мандельштаму увидеться  с Анной Ахматовой, как они начинали острить, вспоминать и хохотали так, что падали на диваны.


Анна Ахматова воплощает собой в русской поэзии, наверное, самый обаятельный русский женский тип. Её образ сочетает королевственность и хрупкость, трагичность, силу и властность. Ахматовское «МОГУ!» из Реквиема при всей её подчёркнутой слабости и хрупкости характеризует Анну Андреевну очень точно. Анна Ахматова – символ и образ силы.

Анна Ахматова во многих отношениях продолжательница традиций Николая Некрасова.  В отличие от Марины Цветаевой, которая начинает стихотворение с точки условно высшей, когда кажется, что и выше нельзя, но неожиданно оказывается, что можно существенно выше, Анна Ахматова начинает стихи с самой низшей точки: «Всё расхищено, предано, продано...», «Да не уж то я всех виноватей…».

Анна Ахматова – акмеист, последователь акмеизма. Потому что деталь поэтическая в стихах всегда значима, как в прозе. Её стихи растут из психологической прозы и корни их в русском психологическом романе: в Анне Карениной, в Тургеневской прозе, в Пушкинской прозе. В стихах Анны Ахматовой нет поэтической туманности, это мгновенные, точнее зарисовки, невероятная конкретика и краткость. Например, «Подушка уже горяча с обеих сторон. Вот и вторая свеча гаснет, и крик ворон становится все слышней. Я эту ночь не спала, поздно думать о сне...». Иногда в первых чётырёх строчка Анна Ахматова говорит всё и остальные строчки и без того небольшого стихотворения лишние. Например, «Двадцать первое. Ночь. Понедельник. Очертанья столицы во мгле. Сочинил же какой-то бездельник, что бывает любовь на земле». Анна Андреевна очень розоновский поэт (Василий Розанов - философ, литературный критик и публицист).

Как мы знаем, большая часть лирики у поэтов начинается либо со слова «я», либо со слова «ты»… А вот Анна Ахматова дает нам очень интересную статистику: в самом полном ее собрании 58 стихотворений начинаются на «я», 25 – на «ты» и 46 – на «не», а это очень принципиально. «НЕ», которое говорится миру, «НЕ», пришедшее во многом, я думаю, стихийно, интуитивно. Анна Ахматова – единственный русский лирик, у которого в стихах в самом начале, в первой же строке такое количество отрицаний, такое жгучее неприятие мира, неприятие партнерства, неприятие возможных отношений. Анна Ахматова – гений отказа, причем отказа высоколитературного.

Анна Ахматова, пожалуй, единственный поэт, заговоривший о сексе прямо и с достаточным бесстыдством. А ведь литераторы проверяются на двух вещах. Во-первых, на описании еды. Здесь, конечно, безусловным чемпионом является Чехов, чью «Сирену» прописывают при отсутствии аппетита. А, во-вторых, секс, который даётся гораздо труднее еды. И тут Анна Ахматова впереди всех. «Мы филологи, нам стеснятся нечего» - говорила она.

Это высокое бесстыдство – способность ввести прозаические детали в любовный контекст, разумеется, роднит Анну Ахматову напрямую с русской классикой. И отсюда же типаж героини Достоевского – святой блудницы, вечно кающейся, от имени которой Анна Ахматова впервые и заговорила. Чехов этот литературный тип ненавидел за пошлость – и вообще очень не любил всякого рода пошлость. Может быть, поэтому Анна Ахматова так горячо не любила самого Чехова. Он видел явную моветонность этого литературного типа, но мы прощаем моветонность за литературный результат. Ведь дело в том, что это только у таланта хорошие отношения со вкусом. Гений – это почти всегда безвкусица, поскольку это выход за все границы.

Николай Гумилёв добивался Анну Ахматову. Существует легенда о том, что он делал предложение Анне Ахматовой четыре раза. По его собственным ироническим высказываниям, дважды после отказов покушался на самоубийство: топился, отравлялся.

Восьмилетний, а по факту двухлетний брак Анны Ахматовой и Николая Гумилёва с биографической точки зрения изложен вдоль и поперёк. Но главное что остаётся от истории это миф и ценна она, как миф. Реальный брак Николая Гумилёва и Анны Ахматовой гораздо менее интересен и гораздо менее сложен, нежели тот великолепный сочинённый миф, который они потом вдвоём об этом написали.

С 1909 года Николай Гумилёв считает Анну Ахматову настоящим мастером, настоящим поэтом, а не поэтессой. Корней Чуковский вспоминал об Анне Ахматовой того периода, как о высокой, застенчивой девочке, которая пряталась за своего мужа Николая Гумилёва. Но Анна Ахматова будет единственным русским поэтом, который сможет из бездны унижения, из ситуации полной распластнутости, написать «Реквием».

«Заблудившийся трамвай» - самое знаменитое стихотворение Николая Гумилёва. Стихотворение, которое до сих пор не имеет четко прочтения. Однако, трамвай, особенно красный трамвай, всё же имеет устойчивые коннотации в русской поэзии. Трамвай – это революция. Этот звенящий, несущийся по предопределённым рельсам, гремящий трамвай истории. Не локомотив, а именно заблудившийся трамвай. Николай Гумилёв признавался, что «Заблудившийся трамвай» ему кто-то, как будь то, продиктовал. Впрочем, почти все его текста сочинялись мгновенно. И Николай Гумилёв именно вскочил на подножку русского заблудившегося трамвая, ведь Гумилёв  вернулся в Россию чуть позже начала революции. А в прошлом этот трамвай был во Франции, где течёт река Сена … Что это такое: „Через Неву, через Нил и Сену мы прогремели по трем мостам“? Совершенно очевидно: если Сена, то это французская революция. Если „Мертвые головы продают. В красной рубашке, с лицом, как вымя, голову срезал палач и мне“ ― совершенно понятные коннотации, это 1793 или 1789 год, Пугачёвский бунт. О чем тут говорить? Конечно, трамвай ― это революция, проносящая его через весь мир.

«Заблудившийся трамвай» - стихотворение странное, потому что не всегда понятны те смыслы, которые Николай Гумилёв (поэт вполне рациональный) имеет в виду. Возможно, дело в том что писал он так быстро и так плотно, что понятней стихотворение стало только сейчас современному клиповому мышлению. Хотя в контексте французской революции, Пугачёвского бунта (неудачная попытка революции?) и русской революции 1917-го, смысл стихотворения "Заблудившийся трамвай" проясняется.

Революция стала для Николая Гумилёва последним толчком для превращения в великого поэта.

Автор: Дмитрий Быков

 

Николай Гумилёв и Анна Ахматова
снова вместе!

Русские поэты Николай Гумилёв и Анна Ахматова встретились в творчестве музыканта Андрея Петрова. Посвящённая революциям, песня Андрея Петрова «Заблудившийся трамвай» вобрала в себя стихотворение Николая Гумилёва «Заблудившийся трамвай» и стихотворение Анны Ахматовой «Всё расхищено, предано, продано…»

Спустя сто лет после написания Николаем Гумилёвым «Заблудившегося трамвая» появилась песня. Почему сейчас? Возможно, из-за череды бархатных (и не очень) революций, прокатившихся по миру. Возможно, от того что стихотворение Николая Гумилёва стало более понятно и, что удивительно, не утратило актуальности за минувшее столетие. Стихотворение Анны Ахматовой описывает последствия революций 1916-1917 года, последствия русского бунта, не удивительно, что музыкант Андрей Петров объединил эти два стихотворения бывших супругов в одно музыкальное произведение «Заблудившийся трамвай».


Но есть продолжение. Песня «Заблудившийся трамвай» переходит в песню «Смерть Гумилёва», которую Андрей Петров написал на стихи Игоря Бирюкова. Так и было.

 
  • VK Share
  • YouTube
  • Facebook

©2020 Андрей Петров